У меня есть друг, и он — Веселый Художник.

Благодаря тому, что у него хреновая работа, он пишет стихи.

Кумир его — Маяковский, а музой служит Джигурда.

Встречайте!

Последний плод ментального союза Гегеля и Урганта!

Хаос

Сижу на кухне за столом,
И благодарен мне весь дом.

Невмоготу соседям слушать крики,
Ведь после трудового дня
Им хочется немного виски,
Немного музыки дождя.

А лучше бы еще прибоя
И гогот чаек над волной,
Тогда им вспомнить будет много,
Тогда уют, тогда покой.

Но я адепт слепого рока!
Мне непонятен этот жанр!
Когда все серо и убого,
В меня вселяется кабан!

И, если борщ мой не готов,
Когда приду я после смены,
Тогда во мне вскипает кровь,
Кровь! Кровь революционера!

Жена моя почуяв бурю,
Скорей бежит к окну
И через рупор объявляет,
Что жизнь ее идет ко дну.

Расправы близится мгновение
И гнев теперь мой так велик,
Что никакой тщедушный всхлип,
Меня уже не остановит.

Ведь виновата! Бог — судья!
В ногах моих бы ей искать прощения,
Но нет, не вижу в ней я исступления.
Она стоит и за спиною держит руки.

Я как учили размахнулся,
Чтоб отпечаталось в веках.
Она же хитро улыбнулась,
А я решил: «в последний раз».

Но как жестоко я ошибся,
Она играючи, легко,
В мгновение направив руку,
Мне дихлофосом прыскает в лицо.

Все то, к чему я так стремился.
Все то, что я считал святым.
В секунду женщина разбила,
Мой мир рассеялся как дым.

Я к умывальнику стремглав,
Чтоб смыть с лица следы позора.
Тем временем моя жена
У нас соседей собрала с полдома.

Как благородны речи их!
Я слышу запах фимиама.
Вот так за каждой дверью спит
Рожденный в мире из металла.

Черным-черно над головой
И бьют о борт гнедые Посейдона.
Ничтожно мало значу я,
Оставленный один, без Бога.

Но вдруг ворота отворились,
И Гелиос свой начал путь.
Во мне живое возродилось,
Ко мне с небес спустился друг.

Он жестким взглядом, как у льва
Обвел гиен нас обступивших,
И гаркнул во весь голос: «Га!»,
И под земь звери провалились.

Он обнял так, как друг умеет,
И как рукой сняло столбняк.
А я стою судьбе не верю,
Что человек меня, как ангел спас.

За стол, как братья мы засели,
И Миша начал говорить:
«Смешные у тебя соседи!
Хозяйка, дай нам пить!

Не будем трогать кучу эту,
Пусть задыхаются одни.
Над ними боги посмеялись
Их души заточив во лжи.

Вчера я кстати был у Пети.
Ты не поверишь кем он стал,
Теперь он самый важный в смене,
Я крепко ему руку сжал.

Хозяйка, скоро уж еда?
Твой муж сидит, как кочерга,
И время тикает тик-так,
И голод душит как удав».

Как конь заржал я без стеснений,
И друг мой поддержал меня.
Жена моя себе не веря,
Так нежно обняла меня.

В глазах ее сверкали искры,
И слезы хлынули как дождь.
Она с плиты сняла кастрюлю
И разлила нам с Мишей борщ.

Вернулись сила и отвага
И снова я как человек.
Я посмотрел в глаза супруге
Она вся тает, как апрельский снег.

Я подошел и обнял крепко
И произнес слова любви.
Она ответила мне страстно,
Поцеловав меня до глубины души.

Стояли с ней еще так долго,
Вокруг погасли все огни.
И наше пламя осветило Землю.
Прекрасно жить, когда в любви.

_____________________________________________

Другие стихи вы можете оценить на странице автора портала Стихи.ру

Хаос /Веселый Художник/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *