Через три минуты

RE:

И со мной Вы тоже могли бы встретиться в любой момент? Независимо от того, ушел ли Бернард с детьми в поход по горным тропам, или сидит дома в соседней комнате (и в любую минуту может нанести Вам визит на Вашей половине)?

Через двадцать минут

RE:

ЛЕО! НУ НАКОНЕЦ-ТО ВЫ ПРИЗНАЛИСЬ!!! Вы прекрасно могли бы обойтись позавчера без этой занудной проповеди о нашей душераздирающей, вдребезги разбивающей зеркальные отражения первой и последней встрече. Потому что Ваша проблема не в этом. Ваша проблема — Бернард. Вы не желаете быть вторым номером. Вы не хотите встречаться со мной, потому что чисто теоретически Вам меня не «заполучить», независимо от того, захотите ли Вы этого практически. В Интернете Вы ведь имеете на меня исключительные права и в таком режиме великолепно управляетесь со мной — Вы можете даже по желанию сами сколько угодно сокращать или увеличивать дистанцию. Верно?

Через сорок пять минут

RE:

Эмми, Вы не ответили на мой вопрос. Вы встретились бы (или захотели бы встретиться) со мной, даже если бы Ваш муж сидел в соседней комнате? И еще один вопрос: что бы Вы ему сказали? «Дорогой, сегодня вечером я встречаюсь с одним мужчиной, с которым уже год состою в переписке, которому пишу почти ежедневно по нескольку раз в день, начиная с пожелания доброго утра и заканчивая пожеланием спокойной ночи. Часто он оказывается первым, к кому я с утра обращаюсь с какими-то чувствами или мыслями. Часто он оказывается последним, кому я что-то говорю вечером, перед тем как лечь спать. А ночью, когда я не могу уснуть из-за северного ветра, я прихожу не к тебе, дорогой. Я пишу мейлы этому мужчине. И он мне отвечает. Понимаешь, дорогой, этот тип — потрясающее средство от северного ветра. Что мы друг другу пишем? Ах, ничего личного, только о нас с ним, как бы сложились наши с ним отношения, если бы не было тебя, дорогой, тебя и детей. Да, так вот, сегодня вечером я с ним встречаюсь…» Что-нибудь вроде этого, да?

Через пять минут

RE:

Я никогда не говорю своему мужу «дорогой».

Через пятьдесят секунд

RE:

О, простите, Эмми! Конечно, Вы говорите: «Бернард». Это более уважительное обращение.

Через четыре минуты

RE:

Лео, не обижайтесь, пожалуйста, но у Вас какое-то совершенно убогое представление о нормальном, здоровом браке. Знаете, что я сказала бы Бернарду, собираясь на встречу с Вами? Я бы сказала: «Бернард, я сегодня встречаюсь с одним приятелем. Возможно, вернусь поздно». И знаете, что он ответил бы? «Хорошо. Желаю приятно пообщаться!» И знаете, почему он так ответил бы?

Через минуту

RE:

Потому что ему все равно?

Через сорок секунд

RE:

Потому что он мне доверяет!

Через минуту

RE:

В чем?

Через пятьдесят секунд

RE:

В том, что я не сделаю ничего, что могло бы повредить нашему союзу с ним — сейчас или когда-нибудь потом.

Через девять минут

RE:

Ах да, Вы же отправляетесь всего лишь в свой «внешний мир», до которого у Вас по семейным обстоятельствам часто не доходят руки. Внутренний мир остается незыблемым.

Эмми, предположим, Вы влюбляетесь в меня, а я влюбляюсь в Вас; предположим, у нас начинается роман, любовная история, любовное приключение — называйте как хотите. В этом случае Вы тоже не делаете ничего, что могло бы повредить вашему союзу с Бернардом, сейчас или когда-нибудь потом?

Через двенадцать минут

RE:

Лео, Вы исходите из ложных предпосылок: я не влюблюсь в Вас!!! У нас не начнется роман, любовная история, любовное приключение, или как Вы там это хотите назвать! Это была бы просто встреча. Как если бы, скажем, я собралась встретиться со своим очень хорошим старым другом. С той лишь разницей, что я не просто давно не видела его, а вообще никогда его не видела. Вместо «Лео, ты все такой же!» я скажу: «Лео, так вот Вы, оказывается, какой!» Вот и все!

Лучшее средство от северного ветра /Даниэль Глаттауэр/ (читать)

Лучшее средство от северного ветра /Даниэль Глаттауэр/ (читать): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *