Через три часа

RE:

Ладно, хорошо.

Вс. д.

Эмми

Через пять минут

RE:

Ничего не «ладно» и не «хорошо», если уж Вы пишете «ладно, хорошо»! Что случилось, Эмми? Вы что, восприняли мое сообщение об отмене встречи как удар по Вашему самолюбию? Вы чувствуете себя вещью, которую заказали, но так и не использовали?

Через две с половиной минуты

RE:

Нет-нет, Лео. Просто я сейчас очень занята и поэтому ответила так «неприветливо».

Через восемь минут

RE:

Я Вам не верю. Я знаю Вас, Эмми. В известной мере. Я странным образом испытываю угрызения совести уже от одной только мысли, что Вы могли обидеться на меня, хотя Вы и сами прекрасно знаете, что у Вас нет на это никакого морального права.

Через четыре минуты

RE:

Лео, хватит слов, скажите лучше: Вы хотя бы успешно сыграли свою роль утешителя? Отношения с Марлен восстановлены?

Через восемь минут

RE:

Ах, вот оно что! Ну конечно! Лео Лайке имел наглость сразу же после похорон матери встретиться со своей бывшей подружкой. И Эмми Ротнер, которая обычно не жалеет сил на то, чтобы заклеймить господина Лайке как «поборника нравственности», вдруг почуяла моральное разложение. Спешу облегчить Вашу задачу, дорогая Эмми. Сообщаю Вам, что через шесть часов после похорон матери я был на волосок от того, чтобы переспать со своей бывшей подругой. Надеюсь, мне удалось Вас шокировать?

Приятного вечера.

Через три минуты

RE:

Объясните мне, пожалуйста, как это можно быть «на волосок» от того, чтобы с кем-то переспать? И еще — почему этот «волосок» все-таки помешал Вам это сделать? Я убеждена: на такое способны только мужчины. Вы, по-видимому, решили, что можете в рамках утешительной программы уложить Вашу убитую горем бывшую подругу в постель. Но она в самый последний момент разгадала Ваш маневр и прошептала Вам на ушко: «Лео, пожалуйста, не надо! Сейчас это совсем ни к чему. Это разрушило бы наше доверие друг к другу, которое мы вновь обрели сегодняшним вечером».

Через пятнадцать минут

RE:

Дорогая Эмми!

Я просто потрясен безапелляционностью и настойчивостью, с которой Вы пытаетесь вырвать у меня признания по поводу моих сугубо личных дел, абсолютно, ни на микрон Вас не касающихся. А также той меткостью и выразительностью, с которой Вы в самый что ни на есть неподходящий момент расточаете Ваши пошлости, стремясь свести внутренний мир других к тому, что Вам самой, очевидно, всегда приходит на ум в первую очередь: секс, секс, секс. Я уже поневоле начинаю ломать себе голову над причиной этого странного явления.

Через восемь минут

RE:

Дорогой Лео!

При всем уважении к Вашей скорби — кто хвастал, что «был на волосок» от того, чтобы с кем-то там переспать? Вы или я? Лео, простите, но я прекрасно представляю себе подобные сцены «на волосок от постели». Раньше я слишком часто сама оказывалась в таких ситуациях, и у меня слишком много подруг, которые и сегодня попадают в них — и страдают от этого. Если у Вас с Марлен все было совершенно иначе, то простите меня.

А вообще-то мужчина с Вашей чувствительностью должен знать, что женщина с моей чувствительностью не может не испытывать горечи и разочарования оттого, что ее так грубо оттолкнули под предлогом острой необходимости встречи с «бывшей подругой». Да, Лео, я испытываю горечь и разочарование от того, что Вы грубо меня оттолкнули. Я — не пустое место, в том числе и для Вас.

С глубоким уважением,

Эмми

Лучшее средство от северного ветра /Даниэль Глаттауэр/ (читать)

Лучшее средство от северного ветра /Даниэль Глаттауэр/ (читать): 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *